Стиль жизни и веяния времени (научная статья о пофигизме) - Окончание
 

482 развлечения для ума

аматорский информационный портал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Стиль жизни и веяния времени (научная статья о пофигизме) - Окончание

Печать
Содержание статьи
Стиль жизни и веяния времени (научная статья о пофигизме)
Окончание
Все страницы
Заставка к научной статье про пофигизм

 

 

 

 

Дополняет аттестацию его превосходная коммуникабельность, более того, выработанная способность к коммуникативному манипулированию людьми» Но его коммуникабельность никогда не переходит в общительность. В ней нет потребности. Ведь общительность - это система связей с людьми, когда каждый человек воспринимается как цель, а не средство. Мир общения выглядит как величайшее богатство жизни, наполненный уникальными радостями и открытиями унивёрсум.
Коммуникабельность - это развитая способность продуктивно использовать людей в зависимости от ситуации по принципу «употребил - выбросил» (3; 34). В ней исходным выступает равнодушие к людям, в значительной мере прагматизмом усечённая душевность. Конечно, эти черты могут в разной степени проявляться у отдельных людей, обрисованный образ носит собирательный характер. Перечисленные черты в классификации могут переходить от одного вида пофигизма к другому.
Второй вид - беззастенчивые авторы обмана, передёргивания фактов, созидатели «грязи», творцы пиара. В основе их позиции лежит неприкрытый цинизм с его знанием цены всему и ориентирном не ценить ничто. Цинизм формирует нескрываемую агрессию по отношению к тем, кто его не приемлет или ему противостоит. Глубинной основой цинизма является тщательно скрываемый страх, часто подпитываемый отсутствием образования, подлинной культуры, а, вследствие этого, неумением разобраться, что есть что, дать оценку происходящему и тенденциям будущего. Истина, добро, красота, прекрасное для них становится недосягаемыми, а значит, смешными, попираемыми и подвергаемыми обструкции. Палитра демонстрирования данного вида очень варьируется. Его структурная неоднородность разнообразится пофигизмом бомжа, который «чем ниже падает, тем меньше больно». Она может быть масштабно представлена пофигизмом оголтелого добывателя потребительских удобств с его единственной страстью и ценностью - деньгами. Их потеря равна жизненной катастрофе. Все остальное не принимается во внимание, презирается, игнорируется.
К сожалению, невостребованность в наше время умных, способных, созидательных, основательного склада людей, культивирование примитивной жуликоватости, прагматично- хитрого пофигистского типа, возведение его в норму показывает, что коэффициент порядочности удручающе низок и продолжает падать. В эпоху всеобщего господства криминатитета, легального воцарения на троне жизни «братков», выбора и исполнения с глубоким вхождением в образ и блатным надрывом «Мурки» в числе двадцати лучших песен XX века пофигизм постмодернизировался. Сочный, образный язык трансформировался в щедрое, безудержное использование ненормативной лексики, ирония и шутка стали удобной упаковкой для подлости и пошлости, игровая форма философии постели и азарт всетельного татуирования, воспевание бритоголовости, навешивание цепей и перстней выпустили тюремную «эстетику» и «этику» на просторы жизни.
Длительное привыкание общественного сознания к сценам насилия, бесстыдства, шантажа, унижения достоинства, попрания чести, обесценивания человеческой жизни, культивирование притягательного образа криминальных авторитетов интенсифицировало трансформацию пофигистского стиля в стиль «криминалик». Начатые легализация и воспевание криминального антуража поэтом и бардом В. Высоцким постепенно модернизировалось в философию брутальности, духовного примитивизма, интеллектуального убожества. Демонтаж гуманистики, деконструкция эстетической вкусо-стилевой парадигмы состоялись, эпигонство восторжествовало.
При анализе особенностей пофигизма может возникнуть стремление уравнять его с нигилизмом. Их сходство внешнее, поверхностное. Нигилист XIX века в России страдал неверием в возможность прогресса, отрицанием общественных идеалов. Но он не был в стороне от процессов общественной жизни и неусыпного, личного попечения о своём благе не помышлял. Прагматизм не выступал мировоззренческой базой его действий. «Hоmо pofigisticus» - фигура иного склада. В отличие от нигилистов он не одержим высокой целью при ироничном отношении к идеалу, у него нескрываемое лёгкое презрение к социально- инициативным, насмешливое снисхождение к их активной доброте.
Также невозможно отождествлять «Hоmо pofigisticus» с людьми равнодушными. Ракурс позиций и действий у первого шире. Он идёт дальше в проявлении своего «Я», нежели человек равнодушный. Последний не скрывает своих позиций, безразличия ко всему, не создаёт флёр подобно пофигисту. Он не заботится о своём имидже. «Hоmо pofigisticus» не столь однонаправлен, он заинтересован в положительном имидже, прилагает определённые усилия для его сохранения и внедрения в сознание окружающих. Своё равнодушие он не афиширует, как, например, «моя хата крайний», двоемыслие обосновывает своей интеллектуальной неординарностью.
Внешне эстетическое оформление себя у него разнообразно. Единой вкусо-ститлевой направленности не существует. Но полюсность может быть выразительной: от слабых форм бомжатства до строгой элегантности Последняя преобладает у неукоснительных интеллектуалов с рафинированно оформленным цинизмом, для которых изящная нарядность необременительна, социально и личностно востребована. Она не излишня: срабатывает в особо чуткой, восприимчивой аудитории, когда важно не поколебать покров таинственности или создать образ «своего парня». Но подчёркивание чрезмерной сосредоточенности на своём «Я» не в ходит в планы пофигиста, поэтому он чаще старается внешне не отличаться, демонстрируя демократизм в одежде и свободу поведения.
Отношение к данной когорте людей неодинаковое у различных возрастных групп. Юные чаще всего начинают негативно, презрительно относиться к пофигистам, когда напрямую сталкиваются с равнодушием к себе. Их возмущает двуличие, склонность к пренебрежению интересов юношества. Особенно, если речь идёт о коммуникативно значимых профессиях: учителя, преподавателя, журналиста, социального работника. Чувствуя себя оскорблёнными, юные начинают активный поиск людей иного склада - благородных помыслов, одарённых добротой, искренне расположенных к ним, озабоченных их настоящим и будущим.
Молодые-или безразличны, или воспринимают «hоmо pofigisticus», как проявление обычного человеческого разнообразия. Реже среди них встречается оценочная полярность: отношение со снисходительной улыбкой или нескрываемым возмущением. Они строят своё общение с учётом разноплановых проявлений пофигизма, не навязывая собственных жизненных позиций. Так как считают себя уже защищёнными от него накопившимся опытом, знаниями, навыками ведения отношений, умением находить тщательно скрываемую сущность (1; 94). Представители старшего поколения более толерантны, иногда склонны считать пофигизм простительной человеческой слабостью, утверждая, что это не самые худшие люди, встретившиеся им на жизненном пути (2; 76). Безусловно, это так. Но подобная непредусмотрительная оценка чревата далеко идущими последствиями: недвусмысленной «героикой» наших дней, провозглашением пофигистских позиций как веления и духа времени.
Из пассивного недовольства жесткими законами общества, их диктата, личной локальной особенности, тщательно скрываемого презрения к людям первых «hоmо pofigisticus» выросло поколение реформаторов. Если первый тип - вынужденно деятельный, с отсутствием ответственности перед обществом, много усилий тратит на отстранение от социума и обеспечение личных интересов, чем в итоге тормозит развитие своих способностей, то реформатор демонстрирует недюжинную энергичности в борьбе за свои интересы и реализацию своих притязаний на общественные блага.
Классический «hоmо pofigisticus» по-своему счастлив, когда на него смягчено воздействие социальной системы, реформатор, имея те же исходные мировоззренческие устои инициативен в их защите, предприимчиво включает в работу сообщества себе подобных. Культуро-цивилизующие тенденции при этом не принимаются во внимание. «Hоmо pofigisticus» трудно различимому, плохо поддающемуся дешифровке, противостоит реформатор, не скрывающий в период всеобщей криминализации свои социальные параметры.
Таким образом, пофигизм по своей сущности - реакция личностной несостоятельности, беспомощности в сложных общественных условиях и одновременно бравада: «Я не трус, я не боюсь», но не нахожу нужным, считаю ниже своего достоинства принимать участие в «бессмысленной суете», называемой социальной активностью. Постоянно провозглашаемая и превозносимая роль удачи как тотального условия осуществления жизненных задач выступает удобным средством собственной защиты и оправдания. Несостоявшееся личное мужание можно списать на отсутствие удачи, невезение, «промах фортуны», избравшей на данный момент объектом своей благосклонности иных. Им и вменено самой жизнью в этом случае потрудиться на благо обделённых удачей. У «hоmо pofigisticus» как исходное противостояние «Я» и мир, характеризуется абсолютизацией первого и низведением второго до малозначащего образования, всегда обеспечиваемого природными задатками и упорством «дураков, которых работа любит».
Несовершенство мира для пофигиста, не испытывающего потребности его улучшать, всегда удобная точка отсчёта для провозглашения свободы от ответственности, сокрытие зыбкости собственных целей, гипервнимание к «себе любимому».
В эпоху планетаризации сознания, определения ООН как десятой глобальной проблемы современности воспитание человека с гармоничным сознанием, человека культуры и диалектической меры, пофигистская позиция, образ и стиль жизни выступает тормозом, противодействием настоящему и будущему.


ЛИТЕРАТУРА
1.    Библер В. С. От наукоучения — к логике культуры: Два философских введения в двадцать первый век. - М.: Изд-во политической литературы. 1991. - 413 с.
2.    Скворцов Л. В. Культура самосознания: Человек в поисках истины своего бытия. — М.: Изд-во политической литературы, 1989. - 319 с.
3.    Юрганов О. Б. Смотрись, как в зеркало, в другого человека. - М: Изд. группа "Прогресс55, "Куль¬тура", 1999. - 189 с.

Лысенкова Владлена Витальевна

кандидат философских наук, доцент кафедры философии и политологии

Харьковской государственной академии культуры.


Публикация: Вісник ХНУ им. В.Н. Каразина № 591 2003. Харьков 2003 с. 93 - 97.

Гифка к научной статье про пофигизм в нашей жизни

- анекдот про воспитание вместо эпилога:

Я решила заняться своим воспитанием!

Отныне я - высокоморальная, тактичная с безупречной репутацией девушка!

И говорить теперь вместо «Пофиг, пляшем» буду «Пренебречь, вальсируем»...

стрелка вниз на статье научной про пофигизмИзложить свою точку зрения по проблеме пофигизма

можно в комментариях.



 

bengal cat



Яндекс.Метрика
orjinal elektronik sigara joyetech evic vt joyetech dunyasi